MELENCOLIA | Lunyov
15802
page-template-default,page,page-id-15802,ajax_updown,page_not_loaded,,qode-theme-ver-16.7,qode-theme-bridge,disabled_footer_bottom
 

MELENCOLIA

MELENCOLIA

 

 

Audio-visual composition for reader and tape on verses by Joseph Brodsky (Elegy for John Donne) and engravings by Albrecht Dürer.

Video – Igor Malakhov, Svyatoslav Lunyov

reader – Svyatoslav Lunyov

 

«Главным обстоятельством, подвигшим меня приняться за это стихотворение, была, как мне казалось об ту пору, возможность центробежного движения стихотворения… ну, не столько центробежного… как камень падает в пруд, и постепенное расширение… прием скорее кинематографический – да, когда камера отдаляется от центра.

Так что, отвечая на ваш вопрос, я бы сказал: скорее образ поэта, даже не столько его образ, сколько образ тела в пространстве. Донн – англичанин, живет на острове. И начиная с его спальни, перспектива постепенно расширяется. Сначала комната, потом квартал, потом Лондон, весь остров, море, потом место в мире… В ту пору меня это, ну, не то чтоб интересовало, но захватывало в тот момент, когда я сочинял все это. Во-вторых, когда я написал первую половину этой элегии, я остановился как вкопанный, потому, что дальше было ехать некуда. Я там дошел до того, что это был уже не просто мир, а взгляд на мир извне… это уже серафические области, сферы. Он проповедник, а значит, небеса, вся эта небесная иерархия – тоже сферы его внимания. Тут-то я и остановился, не зная, что делать дальше. Дело в том, что вся первая часть состоит из вопросов. Герой стихотворения спрашивает: «Кто это ко мне обращается?.. Ты город? ты – пространство? ты – остров? ты – небо? вы – ангелы? Который из ангелов? Ты, Гавриил?»

Я не знал ответа, я понимал, что человек может слышать во сне или со сна, в спальне ночью, эти вопросы, к нему обращенные. Но от кого они исходят, я не понимал. И вдруг до меня дошло – и это очень уложилось в пятистопный ямб, в одну строчку: «Нет, это я, твоя душа, Джон Донн»…

 

И.Бродский, из интервью, переданного по радио «Свобода» в 1981 году.       

 

«…Усилиями Лунева на пересечении мира звуков и мира стихов развертывается неохватный, как звездное небо, как зимняя ночь, простор – бездонный, беспредельный простор высокой меланхолии. Слушатель, по сути, вводится в медитативное состояние, оказываясь в середине сновидения Вселенной, столь точно и тонко описанного Бродским. Сновидения, в котором погружены в забытье рай и ад, бог и дьявол, ангелы не отвечают на вопросы, в котором поэт говорит со своею неусыпной душой, – и фотообразы ночной суеты города, постепенно перерастающие в апокалиптические линии Дюрера –  дают этой грезе достойной обрамление».

Д.Десятерик, «День», 19 апреля 2005 года

 

Duration: 60′

 

YouTube